Укр Сафари Тур

Охота на дикого кабана Киевская, Черниговская области, Крым.

от 3000 UAH

Еще в Древней Греции охоту на кабана считали чуть ли не самой опасной, а само животное – наиболее свирепым...

ЮАР : «Большая пятерка» и плейнс-гейм

от 700 USD

Сафари на «большую пятерку» / Big 5 Safaris. Регион охоты: Южная Африка, Северная Провинция / Northern Province, Квазулу-Наталь / Kwazulu Natal, Восточный Кейп / Eastern Cape.

Охота на белохвостого оленя и дикого кабана в Мексике

от 3000 USD

Особенностью охоты в Мексике является возможность в октябре-ноябре поохотиться на копытных с арбалетом.

Охота в Африке на антилоп «плейнс-гейм»

Заветная мечта каждого трофейного охотника - «большая африканская пятёрка». За этими престижными трофеями часто даже выстраивается длинная интернациональная очередь. Ждать своего звёздного часа иногда приходится не один сезон. Поэтому, чтобы не скучно было «стоять», можно попробовать свои силы в популярной африканской охоте «плейнс-гейм»Носорог - один из представителей "Большой пятерки

"Большая Пятерка" - мечта любого трофейного охотникаВсё началось с того, что мой друг собрался пополнить свой трофейный список белым носорогом, охотиться на которого разрешается только в ЮАР на специально отведённых территориях. Как человек опытный, сафари он планировал заблаговременно. Я рассчитывал составить ему компанию и открыть счёт своим африканским трофеям. Очень хотелось начать с «большой пятёрки», но я слишком поздно спохватился с заказом – за две недели до начала сафари в хозяйстве, где планировалась охота на носорога, все заявки на «большую пятёрку» были выкуплены. Мне смогли предложить только «плейнс-гейм» (plains game) – охоту на копытных. Поскольку времени на раздумья почти не оставалось, а по рассказам моего «старшего товарища, неглупого и чуткого», любое африканское сафари не оставит равнодушным ни одного нормального человека, я согласился. Забегая вперёд, скажу, что не пожалел об этом ни на минуту.

Мы отправились в ЮАР на границу с Зимбабве в огромное частное охотхозяйство. На ранчо прибыли часов в пять вечера и после короткого отдыха, совмещённого с пристрелкой оружия, решили проехаться по близлежащим окрестностям. Буквально спустя несколько минут увидели большое стадо зебр, в котором профессиональный белый охотник Джон, сопровождавший меня, умудрился рассмотреть хороший экземпляр. Я тогда ещё поразился: как это можно определить с расстояния 200–300 метров?! Но мешкать было нельзя. Я выстрелил и сначала ничего не понял – показалось, что вообще промазал. Вроде и целился тщательно, и 9-й калибр, а полосатая красотка даже не пошевелилась. Ну, думаю, всё – приехал в Африку криворукий охотник... И тут зебра как начала гарцевать! Закружилась, пробежала метров сто и упала. Я потом не раз убеждался, что там все животные очень крепкие на рану. Если попадаешь точно по месту, никто сразу не ложится. В общем, первый вечер на ранчо был скрашенПлейнс-гейм - охота на копытных великолепным трофеем и удивительными красками африканского заката. Сафари началось!

Так получалось, что мы с товарищем виделись мало. Он выезжал рано утром и возвращался поздно вечером вымотанный, как охотничья собака. Сначала они искали следы носорога, а при их соответствующей трофейной кондиции начинали преследование по пересечённой местности. У меня охота была более спокойная и расслабленная. На каждый день были запланированы определённые трофеи, на их поиски мы выезжали часов в семь утра и уже к одиннадцати возвращались на базу. То есть режим был шикарный – поохотился, поел и на боковую. В пять часов вечера подъём, и опять в буш часов до восьми. Днём мотаться под немилосердно палящим солнцем не имело смысла – животные прятались от жары в зарослях, где их очень трудно было найти и тем более рассмотреть.

Собственно охота начиналась с поиска запланированного животного. Эта задача в полной мере ложилась на Джона. Когда трофей обнаруживался, начиналась не менее ответственная часть охоты – подход или скрадывание. Для того чтобы подкрасться к зверю на нормальную стрелковую позицию, иногда приходилось несколько километров пробираться по колючему кустарнику и даже ползти по-пластунски.

Стрельба на такой охоте обычно ведётся с большого расстояния (150–250 м), потому что хорошие экземпляры как бы чувствуют свою трофейную ценность и близко не подпускают.

Вообще, как я заметил, чем профессиональнее охотник, тем меньше он стреляет. Смысл охоты заключается в том, чтобы выйти на правильную позицию и выстрелить один раз правильным калибром по убойному месту. За шесть дней я взял девять трофеев, и только с одним вышел прокол – ушёл подранок. Мы его, конечно, добрали, но для каждого правильного охотника ситуация немного неприятная. Правда, благодаря этому мне представилась возможность увидеть, как работают настоящие чернокожие следопыты.

Дело было так. На третий день охоты мы нашли хорошего орикса. Подъехали метров на двести пятьдесят, я достал свой Blaser R93, спокойно прицелился и... попал не по месту. Или машина дёрнулась, или сам промазал – пуля прошла навылет, зверь ушёл. Вот после этого я вживую и увидел, как работают следопыты. Они есть во всех хозяйствах, которые занимаются трофейной охотой. Профессиональный белый охотник – это семейная традиция европейских поселенцев. И так же по наследству переходят опыт и знания африканских следопытов. Они обладают абсолютно уникальными способностями в поиске раненого зверя. Ведь в Африке на охоте практически не используют собак – там такое обилие разнообразных животных, что не поможет даже самое верное чутьё. А следопыт просто идёт по следам и практически никогда не ошибается.

И вот, когда мой орикс ушёл, Джон сказал: «Давай подождём, не будем сейчас никуда бежать». Мы посидели минут двадцать, выпили пива и двинулись на поиски моего злосчастного трофея. Первым шёл чернокожий следопыт, потом я, за мной Джон. Всего мы прошли километров восемь, но местность менялась кардинально. Сначала была высокая трава, на которой изредка виднелись маленькие капельки крови. Потом мы спустились в низинку, залитую почти по колено водой. Я очень удивился, когда следопыт так же спокойно и уверенно продолжил свой путь. Начало темнеть, и Джон сказал мне, что сегодня уже вряд ли мы догоним моего подранка, а завтра он от нас никуда не денется. В общем, утро вечера мудренее. Но на следующий день мы нашли другой трофей и начали охоту на него. Только через два дня вернулись следопыты, которые нашли моего орикса. Мы подъехали в указанное место, я добрал трофей, но всё равно кажется невероятным, как люди двое суток шли по чуть заметному, даже скорее невидимому следу и нашли зверя?! Если бы не видел своими глазами, ни за что бы не поверил!

Куду цениться за необычайно красивые рогаИз всех моих трофеев в Книгу рекордов SCI не вошли только тот орикс и куду, которого я стрелял в зарослях, поэтому даже Джону, занимающемуся охотой всю сознательную жизнь, трудно было определить ценность трофея. Мне тогда тоже было нелегко: животное полностью не видел – там голова, там ветки, там ноги. Но попал чётко по месту, хотя расстояние было метров сто восемьдесят. Подошли и только тогда определили, что трофей среднего качества.

На гну я охотился примерно в такой же ситуации – в зарослях, метров со ста семидесяти пяти. Крупный самец стоял в середине стада, но мне удалось попасть ему прямо в сердце. Конгони-хартебист с хитро загнутыми рогами по классификации SCI потянул на «золото», отличные получились импала и вотербок. Хотелось бы ещё добыть иланда – антилопу канну, огромную и винторогую, достигающую до тонны веса, но нам не встретились трофейные экземпляры. То же и с бородавочниками – их было много, но все проносились где-то вдалеке на большой скорости. Знают, свиньи, что кроме трофейной ценности ещё являют собой очень вкусное жаркое. Поэтому что на человека, что на машину реагируют однозначно – моментально скрываются. Их лучше подстерегать где-то на водопое, но на это уже не было времени. Ночью, когда они не носятся, как сумасшедшие мотороллеры, их тоже можно добыть, но ночная охота в ЮАР запрещена.

Из других трофеев было очень много жирафов, но их я просто не захотел стрелять. А вот львы и леопарды как-то не встречались. Жаль, хотелось бы посмотреть на свои будущие трофеи. Ведь «большая пятёрка» остаётся в планах.

Есть такая примета: кто хотя бы раз побывал в Африке, тот обязательно туда вернётся. Не знаю, как другие, например рыдающие итальянские или испанские туристы, которых я видел в аэропорту Йоханнесбурга (мы потом выяснили – им до слёз не хотелось улетать из сказочной Южной Африки, где они не охотились, а просто отдыхали и ездили на экскурсии), но о себе могу сказать точно – я вернусь!