Укр Сафари Тур

Охота на леопарда с собаками в Намибии с множеством других уникальных трофеев

от 1000 USD

Охота проводится на частной охотничьей территории площадью более 65 тыс. га. Здесь обитает свыше 12 тысяч трофейных животных, в том числе, гепард, жираф, белохвостый гну, иланд, водяной козёл, орикс, уникальный дамарский дик-дик и др.Территория расположена в 140 км на север от Виндхука, столицы Намибии. Сюда легко добраться на машине (220 км) или чартерным рейсом из Виндхука.Использование на охоте на леопарда собак значительно повышает её результативность.

ЮАР : «Большая пятерка» и плейнс-гейм

от 700 USD

Сафари на «большую пятерку» / Big 5 Safaris. Регион охоты: Южная Африка, Северная Провинция / Northern Province, Квазулу-Наталь / Kwazulu Natal, Восточный Кейп / Eastern Cape.

Плейнс-гейм в Намибии

от 230 EUR

Охотничья территория находится на севере Намибии, недалеко от города Отчиваронго (Otjiwarongo), что на языке народа гереро означает «хорошее место». Площадь угодий составляет около 70 тыс. га. Разнообразный ландшафт – от практически непроходимого густого буша до открытых равнин и каменистых холмов – создает благоприятные условия для обитания разнообразных животных.По прибытии в столицу Намибии город Виндхук, охотники отправляются в один из комфортабельных палаточных лагерей.«Мопане» – первоклассный охотничий лагерь, располо

Столкнувшимся в ЮАР с необыкновенной агрессивностью леопарда

Охота 2012

Африканское сафари с аутфитером многие считают не более опасным, чем тренировки на стенде. Добыча, мол, выслеживается с вертолета, со всех сторон страхуют проводники с оружием, а белый профи, кажется, может остановить льва одним своим авторитетом. Природа посмеивается над этим мнением и время от времени напоминает, что охота на дикого зверя – занятие не для слабонервных. Одним из таких напоминаний был случай с Андреем Слоневским, столкнувшимся в ЮАР с необыкновенной агрессивностью леопарда

 Мы охотились на цесарок на одном из многочисленных охотничьих ранчо Южной Африки, когда по рации мне сообщили, что в получасе езды собаки обнаружили леопарда и удерживают его уже минут двадцать. Мы тут же прыгнули в джип и помчались – упустить возможность добыть члена «большой пятерки» было бы непростительно.

Несемся по проселку с невообразимой скоростью, лицо обжигает холодный ветер (температура в этой местности в зимний период нередко опускается ниже нуля), а в голове одна мысль: «Только бы не ушел!» Периодически связываемся с егерями, и голос, пробившийся сквозь рев мотора и свист ветра, успокаивает: сидит киска, затаилась в вырытой бородавочником яме под кустом и вылезать, похоже, не собирается. Наконец-то показывается егерский джип, и мы сбавляем скорость. Я порываюсь выскочить из машины, но аутфитер хватает меня за куртку и жестами объясняет опрометчивость таких действий. Наконец он говорит: «Смотри, вон под кустом!». Я всматриваюсь в путаницу веток, но ничего напоминающего ярко окрашенного хищника не замечаю.

Проходит несколько секунд. Вдруг бодро погавкивающая свора веером рассыпается от куста, и желтая молния делает огромный прыжок в сторону джипа. Я вскидываю карабин и замечаю боковым зрением, что мой товарищ, снимавший охоту на видео, падает под задний борт и закрывает голову руками. Из горла аутфитера вырывается нечленораздельный крик, он бросает ружье и валится мне под ноги. Такое впечатление, что леопард отстреливается. Хищник тем временем уже в одном прыжке от проема… Выстрел!

Долей секунды раньше у водителя сдают нервы и он дергает с места, так что я не уверен, поразила пуля цель или нет. Зверь совершает последний прыжок, но промахивается по той же причине, что и я, – не рассчитал, что мы стронемся. Леопард ударяется о трубу, ограждающую кузов, и падает на землю. Его не покидает желание отомстить за причиненное беспокойство – он прыгает сзади и с жутким рычанием вцепляется зубами в запаску, а страшные лапы неистово царапают задний борт, за которым лежит мой приятель, парализованный страхом. Профи забился под сидушку, так что с разъяренным зверем я один на один. Впрочем, тут не до рассуждений – хищник собрался с силами и начал переваливаться через борт. Рев леопарда, лай собак, колочение собственного сердца: все это слилось в один мощный аккорд, который обрывается выстрелом. Моим. Точным. Все!

Трехсекундная тишина взрывается нашими эмоциями – истерический смех, стук кулаков о кузов, отрывистая родная речь… Все это оглашает окрестности и не прекращается минут десять. Рассматриваем нашу добычу: первый выстрел мощным зарядом 416 Nitro express перебил леопарду заднюю лапу, и это нас спасло – зверь не смог как следует оттолкнуться и совершить прыжок. Сидевшие в другой машине егеря и отец хозяина ранчо в один голос заявили, что за сорок лет охоты с таким поведением хищника они столкнулись впервые. Откровенно говоря, они решили, что зверь запрыгнул в кузов, и побоялись стрелять – перспектива отправить к праотцам клиентов пугала их больше, чем леопард. Мой спутник стал на колени у поверженного хищника, открыл бутылку водки и, хлебнув из горла, заявил: «Ничего себе адреналин!» Я с ним полностью согласился и даже не высказал претензий сопровождавшему нас аутфитеру. Отчасти благодаря тому, что он растерялся, струсил и не защитил своих клиентов, я пережил одни из самых ярких мгновений за свою долгую охотничью практику.