Укр Сафари Тур

Охота в Замбии на заболоченных низинах реки Замбези

от 3000 USD

Охота проводится в заболоченных низинах Замбези / Lower Zambezi Valley, на охотничьей территории Чиава / Chiawa, расположенной в 190 км от столицы Замбии – Лусаки ...

Сафари в Намибии никого не оставит равнодушным

от 250 USD

Даже после многочисленных охот, проведенных в других странах, сафари в Намибии никого не оставит равнодушным. О новичках и говорить не приходиться. Потом только и будет разговоров об уютных фермам с гостеприимными хозяевами, изобилии животных и шикарных трофеях.Регион охоты: Намибия, охотничья территория в одном часе езды от международного аэропорта в Виндхуке.Трофеи: куду, орикс (гемсбок), хартебист, спрингбок, бородавочник, дукер, стенбок, зебра, чёрный (белохвостый) гну, голубой (белобородый) гну, иланд (антилопа канна), гепард, леопа

Охота на белохвостого оленя и дикого кабана в Мексике

от 3000 USD

Особенностью охоты в Мексике является возможность в октябре-ноябре поохотиться на копытных с арбалетом.

Охота на белого медведя, бурого медведя в Канаде

 

Охота на медведя

Многочасовой перелёт закончился в Монреале. Я сошёл с борта, а земля под ногами продолжает вибрировать – как-никак, пол земного шара перелетели! Посему сил хватило лишь на то, чтобы добраться до отеля: бог с ними, с достопримечательностями, завтра с самого утра ещё к месту охоты лететь. Отмечаю только, что здесь попрохладнее, чем у нас, надо будет одеться по-зимнему. Летим за Полярный круг, надеясь добыть белого мишку.

Бесконечная тундра острова Баффин закончилась бетонкой взлётной полосы в арктическом посёлке. Снегу по колено! Довольно оперативно подписываем все необходимые документы, после чего один проводник проводит инструктаж, а остальные проверяют снаряжение. План охоты на медведя  таков: передвигаемся на санях за снегоходом, ищем медведя. Как обнаружим – пересаживаемся на собачью упряжку и подъезжаем поближе. Дальше собаки из ездовых превращаются в охотничьих: окружают косолапого и не дают ему уйти, пока охотник не займёт удобную для выстрела позицию. После этого псы отзываются, медведь превращается в трофей, и мы, счастливые, возвращаемся на базу. Звучит оптимистично, посмотрим, как будет на практике…

Первый день летаю за снегоходом, как… Не буду перечислять все сравнения, которые приходили мне в голову до того, как проводник показал, как правильно сидеть и (главное!) как лицо закрыть. После этого стало легче и появилась возможность оценить пейзаж. Очень похоже на волнующийся океан, внезапно замерзший и присыпанный снегом. Периодически мы выезжаем на «гребень волны» и осматриваемся. Кстати, компания у нас приличная: кроме проводника меня сопровождают ещё два его помощника. А вот если бы я с приятелем был, то для него бы отдельный помощник проводника полагался. Берегут канадцы жизни своих гостей – трофей-то свирепый!

В первый день – ни одного медведя. Зато тюленей видели на кромке льда. Не могу сказать, что возвращался разочарованный: панорама ещё не примелькалась, а добычу организаторы гарантируют. По их словам, до сих пор все охотники добывали медведя не позднее, чем на шестой день охоты. Что подтверждают и результаты последних охот (за две недели до начала мая): австрийский охотник видел четырёх медведей за пять дней и добыл одного, словак застрелил двух медведей за три дня, из двух французов один добыл зверя на второй день охоты, а его приятель – на четвёртый, причём то был пятый по счёту медведь, увиденный им. Вообще, за последние шесть лет канадская фирма-организатор приняла 52 охотника, из которых только двое уехали ни с чем – отказались стрелять. Если я в течение десяти дней так и не увижу зверя, мне предоставят возможность поохотиться ещё три дня без дополнительной оплаты. Если же я встречу мишку, но предпочту искать более крупный трофей, то каждый дополнительный день охоты по прошествии десяти дней обойдётся в 500 канадских долларов. Ну а если мне и в дополнительное время не повезёт, на следующий год я смогу ещё раз попытать счастья за половину стоимости тура. Надеюсь, впрочем, что этой схемой воспользоваться не придётся.

День второй. Отправились в другую часть острова. Первого мишку встретили буквально через час. Хищник смело прогуливался достаточно близко от посёлка, уверенный, наверное, что из-за его небольших размеров вряд ли на него позарятся охотники. Как бы то ни было, первая встреча заставляет сердце биться чаще – есть медведь, а значит, я его добуду!

День третий. Пеммикан – это такая смесь в брикетах. Состав: мясо, жир, овсяные хлопья, сухое молоко и ещё чего-то. Вкусная штука! И удобная: хочешь – разогрей и на хлеб мажь, хочешь – разбавь водой до состояния первого блюда... Во время поглощения этой национальной полярной пищи один из помощников проводника вернулся с разведки и что-то зашептал на ухо своему «командиру». Тот взял карабин и жестом пригласил меня на снегоход. Другой помощник сел в нарты и двинулся за нами. «Хороший зверюга в километре!» – уже на ходу прокричал проводник. Как доехали, не помню в силу волнительности момента. Стоим на холме, а медведя не видно. Мне не видно, а профессионалу запросто. Впрочем, секунд через тридцать и я разглядел белого великана, неторопливо обходящего свои владения. Подоспела упряжка, и пришло моё время опробовать этот транспорт.

Мы «срезали» медведя, выехав впереди его. Вернее, «за углом» – нас разделял отрог холма. Проводник отвязал собак, и они пулей унеслись, а через пару секунд их лай уже наполнил арктическую тишину. Подходили пешком, и эта сотня-другая метров показалась бесконечной. Наконец-то в поле зрения появился зверь. Собаки держались от него на почтительном расстоянии, проводник, убедившись, что к выстрелу я готов, свистом отозвал их и дал сигнал стрелять. Через минуту я уже стоял возле своей добычи, гладил густую шерсть и думал, что сейчас я самый счастливый человек во всей Канаде. А ещё думал: жалко, что охота на медведя так рано закончилась, может, ещё одного попробовать добыть?

 

Охота на медведя в Канаде

 

Охота на медведя в Канаде

Майк Аветикян родился в Харькове, живёт в Канаде. Профессиональный охотник и рыбак, официальный член Северо-Американского клуба охотников и Федерации дикой природы Канады

С малых лет я мечтал найти такое место, где природа сохранилась в первозданном виде и где можно было бы охотиться на всякое зверьё и птицу практически круглый год. Меня манили северные земли Канады, и я сделал всё для того, чтобы попасть туда и обосноваться на этой сказочной земле. Надежды меня не обманули – здесь есть всё, о чём может с гордостью рассказывать настоящий охотник.

Дважды в году в Канаде открывается сезон на чёрного медведя. Мы с отцом начинаем заранее готовиться к любимому нами и ответственному мероприятию – охоте на медведя. Почти вся территория Канады покрыта лесными массивами, но найти правильное место для охоты нелегко. После кропотливого изучения карты и определения самого труднодоступного, а значит, наиболее вероятно обитаемого медведями участка мы выезжаем на разведку. Как правило, в центральную часть страны – Манитобу. Стараемся найти поляну среди болот, желательно старую вырубку леса среди бурелома, где давно не ступала нога человека. Когда заветное место найдено, начинаем готовить его к охоте.

Законы Канады разрешают прикармливать зверя, чтобы выманить его под выстрел. С этой целью мы привозим железную бочку и крепко привязываем её к дереву. Проделав в ней небольшое отверстие, в которое могла бы пролезть лапа медведя, закладываем мясо: в перчатках, чтобы не оставлять человеческого запаха, который может насторожить животное. Количество мяса и его качество тоже определены законом! Кроме того, необходимо оставить на кормушке информацию об охотнике, а по окончании сезона убрать бочку из угодий.

Поляна делится на несколько секторов. Потом определяется безопасное расстояние и подготавливается засидка. Она хорошо маскируется сухими ветками и травой. Определяя дистанцию от бочки до места засады, мы стараемся рассчитать так, чтобы выстрел был единственным и решающим. Конечно, во время охоты на медведя кто-то обязательно подстраховывает стрелка, чтобы в случае ранения зверь не смог уйти.

Медведь чувствует запах мяса издалека, и зачастую ему приходится пройти длинный путь к кормушке. Поэтому, оставив приманку, мы возвращаемся домой с надеждой на завтра.

Весь следующий день проходит в переживаниях о предстоящей охоте на медведя. Что нас ожидает вечером? Жизнь идёт своим чередом, а у меня все мысли только о медведе. Заканчиваю работу пораньше, принимаю душ со специальным мылом, нейтрализующим запахи, и одеваюсь в пропитанный таким же средством камуфляж. Завершает туалет обязательный по закону жилет оранжевого цвета – чтобы обезопасить себя от других охотников.

Впереди первый день охоты. Точнее вечер. Запасаемся свежей порцией мяса – и в путь. Подъезжая к лесу, замечаем, что дорога за ночь явно изменилась: бобры, построив плотину на болоте, полностью затопили проезд. Дальше нужно либо идти пешком, либо всё-таки проверить глубину и продолжить движение на автомобиле. Надев сапоги и подобрав палку, я начинаю продвигаться по воде. Пройдя метров двадцать, подаю сигнал отцу – можно ехать. Джип врезается в воду и, рассекая её, легко преодолевает препятствие. Сколько раз выручал нас наш железный конь! Даже трудно себе представить, что бы мы без него делали. Максимально приблизившись к месту засидки, оставляем машину среди ёлок и дальше идём пешком.

Тихо подбираясь к первому сектору района охоты, мы жестами «обговариваем» дальнейшие действия. Сегодня первый выстрел мой, и я должен показать своё мастерство. Каждая охота для меня своего рода экзамен – я обязан оправдать доверие отца и доказать, что учил он меня не зря. На часах 16.00. Зверь в этих местах обычно выходит к вечеру. До заката ещё пять часов. Сняв рюкзак с мясом, я подхожу к бочке и… вот оно! След! Отец, заранее зарядив ружья, прикрывает меня помпой 12-го калибра. Кругом тишина. Бочка немного сдвинута, мяса нет – значит, здесь побывал зверь. Стало быть, расчёт мы сделали правильный. Докладываю приманку и, не спуская глаз с бочки, пячусь к засидке.

Проходит час. Мы сидим и привыкаем к тишине, нарушаемой лишь писком комаров. Кажется, что тишина осязаема, она как будто давит на нас. Сидим кормим комаров. Солнце медленно клонится за горизонт.

Чувствую, как напрягается отец. Едва уловимым движением руки он показывает влево от бочки. Я ничего не вижу, но крепко сжимаю свой SAVAGE .30-06 с оптическим прицелом. Начинаю волноваться. Отец подаёт знак передвинуться вперёд, под второе укрытие. Все жесты нами обговорены заранее. Пригнувшись, я тихо перемещаюсь и ставлю ружьё на подставку. По-прежнему ничего не вижу, но полностью полагаюсь на отца.

Раздаётся стрекот белки, и я начинаю понимать, что её напугало явно не наше присутствие. В секунду лес замирает, снова наваливается оглушающая тишина. Наконец-то! Он! Царь леса и хозяин этих земель! Чёрный медведь!

Всякий раз я пытаюсь уловить момент появления зверя, как это всегда безошибочно чувствует отец. Но, наверно, не пришло ещё моё время. Я продолжаю учиться. А медведь… Никто не сможет убедить меня, что он медлительный и неуклюжий. Нет. Он очень осторожен, чуток и даже грациозен.

Отец, показывая указательным пальцем на кусты, подаёт знак «внимание». Я наконец-то замечаю среди зелёных веток куста огромного и страшного зверя. Не торопясь он выходит на поляну. Ни звука, ни шелеста. Его шкура переливается в лучах заходящего солнца, а под нею просматриваются мощные мышцы. Он – хозяин, он – на своей территории.

Очередной сигнал отца даёт мне понять, что надо ждать подходящего момента. Косолапый подходит к бочке и принюхивается. Обернулся в нашу сторону – может, что-то почувствовал? Нет. Опять поворачивается к приманке и тянет лапу за мясом. Сигнал отца, и я беру зверя на прицел. Это не передать словами! Адреналин бьёт ключом, и сердце, кажется, вот-вот выскочит из груди. Пытаюсь успокоиться. Я его вижу, каждую волосинку… И – о, ужас! – он опять поворачивается и смотрит в нашу сторону. Этого не может быть! Он нас не видит, но чувствует. Глаза! Я вижу его глаза! Зрелище, надо сказать, жуткое.

Он опять лезет в бочку. Отец молчит, я жду, медведь – на прицеле. Мне удалось выровнять дыхание, но стук в висках продолжается. Только бы не промахнуться! Дистанция – чуть меньше 100 метров. Я смогу. Я жду команды. Прицельный крест потихоньку поднимается от лопатки по шее вверх, останавливается ниже уха. Команды нет. Я готов.

Теперь всё решают секунды! Шёпот отца: «Готов?» – «Да!» Секунда – и указательный палец ложится на курок. Команда – «огонь!!!». Выдох и выстрел.

Удар в плечо, зверь исчез. Мощная туша рухнула в доли секунды. Радость, нет, ликование охватывает меня. Каждый раз – как в первый. Я попал, но не могу ни закричать, ни слова вымолвить, все эмоции – в одном движении руки сверху вниз со сжатым кулаком – yes!!!

Выжидаем минут двадцать, потихоньку разминаемся, я передёргиваю затвор, подбираю и кладу в карман гильзу, выпавшую на землю, – так научили. Подходим к медведю. Отец держит его на прицеле. Он огромен. Для этих мест это прекрасный трофей. Пуля, как мы выяснили позже, прошла через мозг, задела левую скулу и застряла в лобовой кости. Зверь умер моментально, без мучений. Хорошо отработанный классический выстрел уже становится моим коронным.

Темнеет. Мы оттаскиваем тушу к машине и начинаем готовиться к обратной дороге. Отец старается не проявлять эмоций, но в его глазах радость. Он доволен сегодняшним днём. Мы едем домой. Завтра будет ещё охота, и право первого выстрела переходит к отцу.



Яндекс.Метрика