Укр Сафари Тур

Охота на леопарда на приваде в Намибии

от 450 USD

Охота проводится на частном ранчо площадью около 13 тыс. га, которое является частью большого заповедника Ombotuzu. На территории ранчо обитает 12 видов антилоп, а также хищники – леопард, гепард, каракал, бурая гиена, шакал.Оптимальный сезон для охоты – с мая по октябрь, когда в Намибии относительно прохладно и сухо. Летом (с декабря по март) климат слишком жаркий и влажный. Сезон дождей – с ноября по апрель.Охота на леопарда проводится на приваде, которую начинают выкладывать не менее чем за 3 недели до приезда клиента. Ежегодно ранчо принимает

Охота на дикую утку

от 450 UAH

От охотника требуется верный глаз, твердая рука и много познаний из области повадок птицы, мест ее обитания, а также способов охоты.

Охота на евразийского кабана, охотхозяйство Ракитное, Харьков

от 450 EUR

Способы индивидуальной охоты: скрадывание, на засидке, зимой с вышек на подкормочных площадках.

Охота в Ботсване

Охота в Ботсване

Ботсвану мы выбрали неслучайно. Во-первых, хотелось расширить географию наших сафари в Африке. Южную и восточную части мы объездили, а вот центр и запад были для нас почти «белыми пятнами». А второй и главный мотив – слон. У меня есть все трофеи из «большой пятёрки» или «опасной семёрки» и практически все они входят в Книгу рекордов SCI. Все, кроме слона. В Ботсване же самые высокие шансы добыть не просто хороший трофей, но и медалиста, а то и рекордсмена

Слона можно добыть в Мозамбике, Зимбабве, ЮАР, но по сравнению с охотой в Ботсване всё это недомерки. Кроме того, в ЮАР лицензии на слонов практически не выдают – животные сохранились в основном в национальных парках. Да и страна эта густонаселённая, так что великану практически негде развернуться. А разводить слонов на фермах – на ограде разоришься! В Мозамбике другая картина – место перспективное, но инфраструктура охотничьего туризма там только начинает развиваться. Соответственно, нет проверенных аутфитеров и кемпов со сложившейся репутацией. В охоте, конечно, процент везения чрезвычайно велик, но если полагаться на удачу ещё и в бытовых вопросах... Остаётся Зимбабве, но там своя проблема – квоты на отстрел настолько велики, что в бывшем «раю для трофейщика» достойной добычи очень мало. Вот примерно такой, на мой взгляд, «портрет» мест охоты на африканского слона.

К охоте в Ботсване следует подготовиться. Сафари в ЮАР – комфортный вояж без особых проблем, а здесь условия достаточноОхота в Ботсване аскетические. Охота отличная, этого не отнять, но, чтобы не испортить впечатление, нужно позаботиться о мелочах. Спрос на лицензии велик, и охоту приходится заказывать заранее. Мы, к примеру, «застолбили» тур за два года до поездки. Дальше – бытовые неожиданности. Капитальных каменных кемпов просто нет. Угодья в Ботсване государственные, и частные компании арендуют их лет на пять, причём не факт, что срок аренды продлят. Понятное дело, никто не вкладывает деньги в каменные постройки. Обычное «бунгало» – большая палатка три на четыре метра на деревянном помосте; в ней кровать, тумбочка и шкафчик для вещей. Электричества нет, слабое освещение от аккумуляторов – книжку не почитаешь. Санузел тут же за перегородкой. Мы ездили в африканскую «зиму», и ополаскиваться после охоты было весьма прохладно. Главное неудобство – отсутствие места для вещей и сложности с зарядкой аккумуляторов для видеокамеры. Впрочем, переходник к автомобильному генератору эту проблему решает, а вещи через день сами собой «расползаются» по удобным местам. Экзотики добавляют дорожки в лагере, обозначенные «керосинками», они в темноте выглядят, как взлётная полоса на аэродроме.

В Ботсване правила охоты жёстко регламентированы, пожалуй, здесь они самые строгие во всей Африке. Охотника постоянно сопровождает представитель местного «охотсовета», и никаких послаблений для приехавшего оставить здесь деньги клиента нет. Наверное, это правильно, что и подтверждают великолепные трофеи из Ботсваны. Ещё один нюанс – лицензии оплачиваются сразу, причём не важно, добыл ты зверя или нет. Кстати, стоимость лицензий одна из самых высоких на континенте. Когда мы выбирали трофеи для охоты, обратили внимание на относительно небольшой выбор охотничьих видов животных. Здесь нет такого несметного количества видов антилоп, как в ЮАР, выбираешь из трёх десятков животных, а если всё время оставаться на одном месте, ассортимент сужается ещё больше.

Охота в БотсванеВ каждом регионе обитает лишь 5–7 видов трофейной дичи. Поскольку активно перемещаться по стране не планировалось, я заказал слона, гиену, импалу и буйвола. Лицензию на буйвола мы так и не использовали – два таких трофея у меня уже есть, а более крупный бык нам не попался.

Скажу сразу, несмотря на все неудобства, мы остались очень довольны сафари в Ботсване. Конечно, это не место для развлекательной прогулки. Сюда едут опытные охотники, которые знают, какой трофей им нужен. Большие популяции слонов, гиен, леопардов и их «коммуникабельность» позволяют выбрать действительно лучшие трофеи во всей Африке.

Маленький чартерный самолётик сел в аэропорту Мауна – туристической столицы Ботсваны. После долгого скрипа воздушные ворота наконец-то распахнулись и впустили украинских охотника с охотницей на центральноафриканскую землю. «Скрип» выражался в проблеме вылета из Йоханнесбурга – рейс на Ботсвану почему-то отменили, и мы, чтобы не ждать несколько дней, воспользовались услугами мелкого африканского авиаперевозчика.

Нас встречают, нам рады – охоту «ведут» наш старый знакомый Даглас, с которым мы взяли не один десяток трофеев в разных уголках Африки, и местный проводник Дениэл. Два часа по разбитой грунтовке, и мы въезжаем в кемп, где предстоит провести незабываемые две недели в погоне за трофеями. О бытовых сложностях писалось выше, поэтому повторяться не буду. Отдам должное транспорту – старенькие Land Сruiser 70 здесь давно поменяли на комфортабельные Toyota Land Сruiser 79. Выхожу из машины и погружаюсь в настоящую африканскую атмосферу – свет, запах и, главное, шум. Местность здесь лесистая, вернее «джунглистая», и многоголосье птиц сливается с криками каких-то тварей, образуя неповторимую африканскую песню. Только тамтама не хватает, а то было бы как в кино.

Занимаем наш «номер люкс», проверяем оружие (мы привезли испытанные не одной охотой 470-й Krieghoff Big Five и Blaser .300 Win) и будучи не в силах дождаться утра в первый раз выезжаем «в поле». Короткая, часа на два-три, вылазка показала предстоящий «фронт работ». Слоны есть, их много – мы видели несколько стад с самками и детёнышами и одного самца, крупного, но с короткими бивнями. Принцип поиска – на бампере джипа специальная сидушка, на ней следопыт, который глядит на дорожную пыль. При виде следов останавливаемся, и Даглас определяет приблизительный размер слона. По хорошим свежим следам пытаемся догнать... Легко сказать «пытаемся» – в здешнем буше постоянно встречаются целые полосы каких-то колючих коряг вроде нашей акации. Слону хорошо – у него кожа толстая. Кстати, слон не оставляет после себя след из поломанных деревьев и вытоптанных кустов, многотонная махина ловко «просачивается» сквозь заросли, не прокладывая преследователям удобную тропу.

Охота в БотсванеНам повезло, крупный самец-одиночка был недалеко от дороги и мы нашли его раньше, чем успели устать. В лагерь возвращаемся затемно, счастливые, «нырнувшие» в Африку с головой. Засыпаем под львиное рычание – обнаглевшие хищники выясняют отношения буквально в полукилометре от лагеря.

На следующий день нас разбудили в пять утра. За палаткой раздалось: «Наф-наф!» Спросонок напрягаю уши и мозги, пытаясь понять, что ж это за «три поросёнка» такие. «Наф-наф!» – повторилось за брезентом. Выглядываю, в утреннем полумраке белеют зубы африканца. «Завтрак – охота!» – говорит. Оказалось, «наф-наф» – это по-ихнему «тук-тук» означает. Будили нас так.

Завтракаем овсянкой с тостами – и в путь. Точное повторение вчерашней разведки, только растянутое на целый день. Первый Африканский рассвет такое зрелище, что писать с маленькой буквы рука не поднимается. С утра слонов нет, зато полно зебр, импал, маленьких антилоп-стенбоков. Как в зоопарке. И всё это на фоне африканской природы, ещё и на небе всё время луна присутствует. Останавливаемся на ланч и едем дальше. По следу находим слона-одиночку недалеко от дороги. Отличный зверь – бивень, как сабля! Бивень. Один. Второй обломан. Досаду помогает побороть сам слон – бьёт лбом в дерево, вылущивает из упавших стручков семена и «выплёвывает» их из хобота себе в рот. Как из дробовика стреляет!

...И так два дня подряд. Причём от кажущегося однообразия абсолютно не устаёшь. Местные львы совсем «страх потеряли» – рычат уже метрах в двухстах от палаток. Приходится идти отпугивать. Педагогические меры в виде стрельбы в воздух подействовали – больше вблизи лагеря мы их не слышали. Кстати, об оборотной стороне хорошо налаженной охраны природы – не стеснённые прессом охоты хищники расплодились настолько, что начали представлять реальную угрозу для домашних животных, а подчас и людей.

Четвёртый день в Ботсване. Часов в девять утра обнаруживаем на дороге ну очень внушительные следы. Углубляемся по ним в буш. Следопыты провели «органолептическую экспертизу» ближайшей оставленной слоном кучи (в смысле пальцами в неё потыкали, понюхали, помяли в руках) и авторитетно заявили: «Часа на два отстаём, догонять надо». Догоняем. Мы с Яной, моей женой, в начале шли радостные – вот-вот слона добудем! Через час ажиотаж пропал, ещё через час совсем погрустнели – жара градусов сорок, колючки, корни под ногами. Даглас успокаивает: «Слон, – говорит, – поспать должен, или поесть». Нам бы так! Через два с половиной часа и километров пятнадцать кросса по бушу уже возникает желание бросить этот марафон. На ходу пытаюсь поделиться этой мыслью с Яной, оборачиваюсь и... упираюсь в спину Дагласа. Он встал как вкопанный, и я с ходу на него наскочил. Белый профессионал зашипел, как чёрная мамба, и показал рукой вперёд. Да я уже и сам вижу – на поляне стоит ОН. Огромный. Причём задом к нам стоит, бивней не видно. Рассматриваем в бинокль, ждём, пока повернётся. Минут пятнадцать ждём. Наконец-то! Бивни, как мне показалось, просто огромные. Даглас шепчет: «Фунтов шестьдесят с лишним, супер!» Любуюсь слоном уже через прицел ружья. Недолго любуюсь...

Рассказы о толстокожих гигантах, добытых с одного выстрела, – не выдумка. Если позиция удачная и пуля попала в нужное место, проблем не возникает. Другой вопрос, чтобы зверь стоял так, как удобно стрелку. А такое бывает не всегда, поэтому если заряд угодил не в голову, а, скажем, в сердце, животное наверняка уйдёт и его придётся добирать. В этом случае пуля попала куда надо – в ухо. Поэтому махина рухнула сразу, да так, что я испугался за бивни. С бивнями обошлось, и после контрольного выстрела мы подошли к поверженному зверю. Кстати, как мне потом рассказали, опытные трофейщики берут две лицензии на слона, чтобы, если потом более крупный попадётся, не жалеть о потраченной заранее лицензии. Но нам повезло – крупнее зверя мы больше не встречали. Впрочем, в нашем везении я не сомневался – Ботсвана, опытные проводники, Даглас, да и мы, не в первый раз на сафари. Удача просто не могла отвернуться, и не отвернулась – судя по предварительным замерам, трофей потянет на серебряную медаль. Не ожидал я только, что всё так быстро произойдет – взять главный трофей на четвёртый день двухнедельного сафари мы не рассчитывали. Пришлось даже сокращать сроки поездки до десяти дней.

...По старой африканской традиции я отрезаю слону хвост и беру с собой в лагерь. Обычай этот ввели охотники за бивнями позапрошлого века. Транспорта и радиосвязи тогда не было, так что удачник отправлялся за людьми достаточно далеко и надолго. А чтобы никто не посягнул на его добычу, у неё отрезали хвост, который служил как бы «сертификатом» на бивни. Без хвоста бивни, наверное, покупали «вчёрную», но это был криминал даже по меркам того времени. За бивнями мы теперь охотимся только в плане трофеев, а обычай сохранился. Жалко только, что хвост большой – в шляпу, как фазанье перо, не воткнёшь.

Пока ждали машину (часа два), отдыхали в кемпе километрах в двух от места охоты. Наконец-то прибыла машина со скиннерами (раздельщиками туш), и мы столкнулись с «великой африканской ленью» – парни посмотрели на часы, сказали: «У-у! Уже четыре вечера, давайте завтра с утра». Я говорю, что до завтра тушу могут попортить, а они мне: «Бог даст, не попортят! Сказали же – завтра будем резать!» Кстати, потом эти же специалисты удивили меня ещё больше, категорически отказавшись освежевать добытую Яной антилопу-импалу. Аргумента два: они очень устали, пока снимали шкуру со слона, и вообще они только по слонам специалисты, а антилопа – «не царское дело». Благо наши помощники такого безразличия не проявили и справились сами.

Охота в БотсванеЧасам к четырём вечера следующего дня скиннеры и целый грузовик их помощников вынули бивни, набрали мяса кто сколько смог и распрощались. Мясо слона в пищу употребляют только аборигены, поэтому для поддержки имиджа «белого человека» мы воздержались от гастрономических экспериментов. Со своим драгоценным трофеем вернулись в лагерь и легли спать пораньше, так как до рассвета нужно было вернуться к останкам слона и попытаться добыть гиену. Так оно и случилось. Приблизительно к половине пятого мы уже были на месте и начали подкрадываться. Судя по всему, не очень ловко – нас услышали стервятники, пировавшие на останках туши слона, взмыли вверх и начали с криком кружить над местом пиршества. Как оказалось, птицы нам помогли – вскоре мы увидели очень крупную гиену, которая недоумённо рассматривала этот «воздушный парад». Настолько недоумённо, что даже не учуяла подкравшихся охотников... Зверь оказался настоящим рекордсменом SCI, наверняка войдёт в первую десятку Книги рекордов.

Следующий день прошёл под знаком импалы. Мы решили, что Яне пора открыть счёт своих африканских трофеев, поэтому право выстрела было за ней. Час «патрулирования» – ни одной импалы! Ещё вчера их тут было немерено, а сегодня зебр, жирафов, даже львов видели – в общем, что угодно, только не объект охоты. Продолжалось это безобразие недолго, вскоре мы обнаружили стадо антилоп. Метров со ста Яна попала импале аккурат в лопатку, причём сама не поверила в удачный выстрел. Антилопа прыгнула и скрылась в траве, проводники-то её видели, а наш непривычный взгляд никак не хотел замечать добычу.

Поздравили, погрузились, возвращаемся – на дороге питон. Естественно, остановились, догнали змею и попытались увековечить её на плёнке. По своему поведению «дикий» питон, как оказалось, полная противоположность собратьям из зоопарка. Активный, сильный, он совсем не хотел лежать на человеческих плечах. Выгибался так, что согнуть его руками было весьма проблематично, – настоящий «живой эспандер» для плечевого пояса. Смех смехом, а челюсти у змея распахивались на 1800, и когда такие «ворота в рай» разверзаются возле уха, чувствуешь себя неуютно.

Кстати, о змеях. Два раза встречали знаменитую чёрную мамбу. Оба раза на дороге – погреться, наверное, вылезали. На одну даже наехали, впрочем, мягкий грунт спас ядовитую гадину от увечий. По крайней мере, она пулей выскочила из-под колеса и скрылась в траве. Даглас показал четыре дыры на спинке водительского сиденья и поведал, что ему как-то раз колесом в салон мамбу забросило. Слава богу, промахнулась она – весь яд сиденью достался. Может, и фантастика, но окна мы прикрыли плотнее.

Последние два дня охоты потратили на буффало (буйвола). В первый день мы обнаружили приличное стадо, но животные уже отдыхали. А выбрать трофей среди лежащих в высокой траве буйволов просто не реально. На следующий день (кстати, последний день охоты) мы по следам обнаружили это же стадо в достаточно густом лесу. Рассмотреть издалека ничего было нельзя, поэтому Даглас решил идти ва-банк, снял карабин с предохранителя и повёл нас на зверя практически «в штыковую». Тяжело передать ощущения человека, стоящего в десяти метрах от полусотни рогатых монстров под тонну весом каждый. Полумрак леса, напряжённое молчание моих спутников и сопение буффало... Чувствуешь себя рядом с такими зверюгами маленьким-маленьким. У меня со слоном такого напряжения не было – великая всё-таки сила коллектив!

И среди всего этого опасного великолепия ни одного достойного трофея! Хорошие быки были, но у всех рога ненамного больше, чем у уже добытых мною на других сафари. Так что решили не губить зверя зря (и не тратить лишние деньги), развернулись и уехали.

...Последний наш день в Ботсване. Поездка в национальный парк в дельте реки Окаванго. Возможности для фотосафари просто потрясающие – в ботсванских национальных парках выстроены комфортабельные отели, а количество животных просто поражает воображение. Где ещё можно увидеть за день до сотни слонов, леопардов, львов, копытных, которые спокойно подпускают на 20 метров?! День, наполовину проведённый в лодке среди растущих прямо из воды деревьев, пролетел абсолютно незаметно. К вечеру шея болела, так головой навертелись.

В последний раз возвращаемся в палатку, заходим, а на кровати – здоровенный мохнатый паук. Спасибо, восьминогий, напомнил, что мы среди африканских джунглей! Стемнело, как обычно, минуты за две, словно кто-то солнце выключил. Вернее, это было как занавес – следующий закат мы встретим уже в самолёте по пути домой.