Укр Сафари Тур

Охота на благородного оленя на реву, Львовская область.

от 10000 UAH

Олень – животное очень осторожное и чуткое. Зачастую поиск оленя может занять целый день, потому для успешной охоты от охотника потребуется выдержка, терпение и быстрая реакция...

Охота на слона в Ботсване, в одном из самых нетронутых уголков Африки

от 42800 USD

Ботсвана остается одним из самых нетронутых уголков Африки и предоставляет огромные возможности для любого путешественника. Уникальный опыт и знания хранят в себе фотосафари, рыбалка, приключения на воздушном шаре, туры на лошадях и слонах, и конечно, охота - настоящее африканское сафари.

Охота совмещенная с традициями: трофей - благородный олень (Шотландия)

от 4200 USD

Охота проводится в живописных угодьях шотландского высокогорья. Проживание – в уютном имении, оформленном в викторианском стиле.

Плейнс-гейм – охоту на различных африканских копытных

 

ОхотникДля своего первого африканского сафари я выбрал Зимбабве по нескольким причинам. Во-первых, слышал много восторженных отзывов от друзей охотников и о самой стране, и о тамошней охоте. Во-вторых, я очень хотел добыть леопарда и антилопу-сейбл, и зимбабвийский вариант более всего устроил меня по соотношению «цена-качество». Кроме того, необходимо было найти аутфитера, специализирующегося на львах и леопардах. Так я и оказался в Зимбабве, где познакомился с Грэгом Михельсоном, на счету которого более сотни добытых леопардов.

Кроме охоты на основные выбранные мною трофеи – леопарда и сейбла – я рассчитывал провести плейнс-гейм – охоту на различных африканских копытных. При заказе охоты на леопарда главным условием был хороший трофей. Я сразу предупредил, что не буду стрелять в зверя недостаточных размеров. Изучив массу литературы и наслушавшись рассказов о капризном нраве этих хищников, я попросил Грэга заранее развесить привады. И когда после длительного перелета Киев – Франкфурт – Йоханнесбург – Булавайо мы с Леной, моей женой, наконец-то вышли из таможенной зоны на африканскую землю, встречавшая нас супруга Грэга поспешила сообщить приятную новость – около одной из привад утром были обнаружены крупные следы леопарда.

По правилам охотиться можно только на самцов. А пол профессиональный охотник определяет по размеру следа, причем, как я потом наблюдал, Грэг для этого использует стандартную пачку сигарет. Если след больше – однозначно самец, такого же размера – матерая самка или некрупный самец, еще меньше – некондиционный для охоты зверь.

Тут пришло время прояснить одну немаловажную деталь: я заказал охоту на леопарда с собаками – как наиболее экстремальную и динамичную. Дело в том что такая охота стараниями всевозможных «зеленых» защитников природы в последние годы была запрещена. Может быть, они и правы – и собак много гибнет, и для охотника опаснее, чем охота из засады. Ведь когда ты с собаками гонишь леопарда, он может развернуться и сам начать охотиться. Такие случаи бывали...

Но мне повезло, и я стал первым охотником за последние несколько лет, которому разрешили такую охоту. Грэг специально договорился со своим другом и коллегой из ЮАР, который держит свору гончих, натасканных на леопарда. Гарри приехал с полным джипом разнокалиберных собак в тот же вечер, что и мы. За ужином познакомились, обсудили планы и распорядок ближайших дней охоты. 

На следующее утро надо было пристрелять оружие и объехать привады – не прошел ли где леопард. Накануне вечером, когда мы добирались до лагеря, почти не видели животных. Зато утром, поехав на пристрелку, встретили стадо жирафов, зебр, гну, всевозможных антилоп. Полный буш зверья – как в зоопарке. Я тогда еще подумал, что взять все желаемые трофеи будет достаточно просто.

С оружием у меня было все в порядке. Едем на джипе, наблюдаем за животными. Мы с Леной сначала их плохо различали – непривычному глазу трудно выделить из ярких красок буша силуэт импалы или даже зебры. Но по прошествии нескольких дней я стал замечать намного больше.

Мы едем-едем-едем, и тут чернокожие помощники забарабанили по крыше джипа, показывая наверх. Прямо над нами, на скале, метрах в 150, сидел леопард. Но тут Грэг сказал, что накануне видел неподалеку следы самки – скорее всего, это она и есть.

Я расслабился, к тому же карабин был зачехлен. Лена поснимала животное на камеру. И тут леопард поворачивает голову, и Грэг говорит: «Самец, крупный хороший самец».

Я за карабин. Пока расчехлил, зверь прилег, видно голову и немного спины – стрелять неудобно. Мой первый выстрел в Африке, мазать не хочется. Грэг говорит: подожди, надо, чтобы приподнялся. Я к выстрелу готов, жду. Зверь немного полежал, не вставая подался назад и исчез. Аутфитер сильно расстроился, а я, наоборот, воодушевился – только приехали, а кошки чуть ли не на голову лезут! Но через несколько дней понял, что на самом деле охота на леопарда – очень трудоемкая и непредсказуемая, а ведь был шанс покончить с этим одним удачным выстрелом. Грэг потом рассказал, что вот такая встреча с хищником (чтобы он не убегал) за всю его долгую охотничью карьеру случается второй раз.

Поехали искать зебру: мне – трофей, леопарду – привада, а вся живность, как назло, куда-то резко пропала. Спустя некоторое время чернокожие следопыты заметили стадо антилоп-гну, которые часто держатся рядом с зебрами. Начали осторожно подкрадываться против ветра, от кустика к кустику. Грэг высмотрел достойный экземпляр, поставил меня на позицию... и тут произошла первая в моей жизни осечка. Стоит зебра, расстояние до нее метров 150, я прицеливаюсь, нажимаю спуск, а предохранитель не снял... Лошадка щелчок услышала – только мы ее и видели. Тут пришло время мне расстраиваться. Аутфитер пытался меня утешить, со всеми, мол, бывает. Оно, конечно, так, но все равно обидно.

А буквально через 15 минут мы смогли удачно подойти к стаду антилоп-гну. Грэг указал мне подходящий экземпляр, и на этот раз получилось все о’кей. Выстрелил, антилопа упала – попал четко в сердце! Неплохой получился трофей – по SCI на «бронзу». Все последующие выстрелы у меня тоже были удачные, только в сердце, Грэг мне постоянно комплименты делал. А я ему: «У нас все так стреляют!»

Охота на леопарда с собаками начинается так же, как и традиционная, из засады – с развешивания на деревьях привад. В основном для этого используют импалу, хотя лучше зебра – мясо более жирное, приманка дольше остается свежей. Каждое утро проверяют посещаемость привад. Есть следы – пускают собак. Как правило, леопард наедается до отвала и залегает неподалеку, а потом возвращается, пока все не съест.

Сначала выпускают одну, самую опытную собаку, чтобы она взяла след. В нашей своре был такой пес, одноглазый, у которого на счету более 50 добытых леопардов. Если собака завязалась на след – выпускают всю свору. Они гонят зверя с голосом, по которому профессионал может определить ход погони. А дальше – как повезет: от 20 минут до 5 часов кросса по пересеченной местности, причем бежать приходится достаточно быстро. Больше пяти часов животные не выдерживают – отказываются работать. Во время погони каждый час для собак устраивают водопои. Для этого чернокожие следопыты запасаются мисками и канистрами с водой.

Наше преследование было затруднено гористой местностью. Заросшие кустарником холмы, полно колючек. К тому же в то время там зацвело какое-то растение с противной вонючей пыльцой. В общем, тем, кто считает, что африканская охота похожа на стрельбу в тире, советую хотя бы один денек побегать за леопардом. По моим подсчетам, за день в среднем мы наматывали по следу километров 15! Несмотря на такие нагрузки, моя супруга тоже принимала непосредственное участие в погоне, только с фотоаппаратом и камерой.

На следующий день мы опять выехали на поиски следов и нашли куду, задранную леопардом. Хищник только немного полакомился свежатинкой, поэтому мои аутфитеры решили, что он где-то рядом. Собаки практически сразу взяли след, и мы побежали. По словам Грэга, во время этого преследования были моменты, когда мы шли за зверем с отставанием не более километра – опытный охотник определяет это по работе собак. Но встреча не состоялась. На следующий день хищник опять вышел к своей жертве, но трогать не стал. След был очень крупный, Грэг и Гарри сказали, что это очень старый, а значит, опытный и осторожный самец.

Потом зарядили дожди – глину размыло мгновенно, и проехать по бушу было невозможно. В такую погоду леопарды обычно отлеживаются где-нибудь в пещерах. Мы делали пешие вылазки, не очень отдаляясь от кэмпа, но остальные животные тоже попрятались. «Неохотная» погода держалась пять дней...

Когда дожди кончились, мы возобновили поиски леопарда, но с тем же, то есть никаким, результатом. За все дни охоты у нас ни разу не было четкого выхода на приваду. Все визиты были транзитные, зверь «просто проходил мимо». Шесть преследований по свежим следам закончились безрезультатно. Мы сделали все возможное, но нам просто не повезло. Обычно в этих угодьях Грэг за сезон берет порядка 12 леопардов, но всякий раз кто-то один уезжает без трофея. Михельсон был очень расстроен, ведь он сам мне советовал, что лучше всего приезжать в апреле, когда он берет самых лучших и крупных хищников...

Плейнс-гейм у меня был исключительный. Я взял девять отличных трофеев – зебру, куду, импалу, антилопу-гну, сассаби, клипспрингера, бородавочника, бушпига и сейбла. Во время охоты было много интересных моментов. Когда приготовился стрелять по куду, рядом неожиданно закричал бабуин, предупреждая коллегу об опасности. Но антилопе это не помогло – мы прокрались сквозь густой кустарник, и я выстрелил из-за пригорка. Грэг предлагал взять еще и бабуина (я заметил, что их вообще там не любят), но мне принципиально не хотелось добывать жирафа и бабуина. Жирафа просто жалко, а бабуин, если верить Дарвину, дальний родственник человека.

На бородавочника мы охотились на водопое, из блиндажа. Устроились метрах в 120 от небольшого болота, а всевозможные животные выходили из зарослей. Взяли кул-бокс с напитками, сэндвичи, кресла. Лена сначала книжку читала, но звери пугались шелеста страниц, поэтому ей пришлось от этого отказаться. У меня было два варианта – взять дукера (маленькую кустарниковую антилопку) или бородавочника. Первым появился хороший дукер, но Грэг заметил, что один рог у него был надломан. Потом вышел ну просто классный бородавочник. Я приготовился стрелять, но свинья мгновенно скрылась в кустах. Грэг выругался и предупредил: «Будь готов, сейчас опять может выйти». Действительно, через несколько минут выходит. Второго шанса я ей не дал.

В зебру я стрелял практически на лету – жалко было упускать хороший трофей. Выскочил из кустов и в падении выстрелил. Вижу, что попал, а та рванула, как живая. Мы бегом к тому месту, где она стояла, – ни кровинки. Только чуть дальше наши помощники заметили кровь. А ушла зебра метров на 300, хотя я попал точно в сердце.

Бушпиг (кустарниковая свинья), честно говоря, не внушал мне трофейных симпатий. Но... сам напросился. Мы уже возвращались к джипу и тут услышали хрюканье. Вижу – что-то бежит, Грэг кричит: «Бушпиг, шуттинг!» Я выстрелил. Поначалу бушпиг меня не впечатлил (у нас кабаны гораздо солиднее), но трофейная особенность этой свиньи в том, что две трети ее клыков находятся в челюсти, и мой кабанчик потянул на «золото». 

Мне очень хотелось заполучить сейбла. Мы видели их в первые дни охоты, но я перебирал харчами – хотелось трофей получше. А потом, как это всегда бывает, стали попадаться только нетрофейные особи. Погоня за этой антилопой превратилась почти в состязание. Как же это, поехать на сафари и вернуться без основных трофеев?! Каждый день выезжали на поиски, а результат нулевой. Но я все-таки взял сейбла за два часа до окончания моей охоты. Мы уже вернулись из кэмпа в Булавайо, Лена поехала по магазинам, а мы с Грэгом взяли ружья и вновь направились в буш – недалеко от города у него тоже были небольшие охотничьи угодья. Только заехали – выходят три сейбла. Вылетаем из машины, Грэг кричит: «Второй, бей!» Я навскидку – бах! Уложил на месте приличный экземпляр. Радости не было предела...

Впервые я попробовал совместить, казалось бы, несовместимое: захватывающее африканское сафари и отдых с женой. Получилось здорово. Мы с Леной были в Африке почти три недели – две провели на сафари и еще на четыре дня остановились в Виктория-Фолс. И самое замечательное было то, что мы полностью отключились от забот и проблем. Постоянно вдвоем и никакой работы! На всякий случай у меня был с собой спутниковый телефон Iridium, но мы договорились, что я буду его включать только тогда, когда нам самим что-нибудь понадобится. Раньше на любом отдыхе я проводил какое-то время за телефонными разговорами, поэтому не всегда бывал в адекватном настроении. В этот раз все было иначе.

Так как у Грэга мы были первыми русскими клиентами (для них все люди из бывшего СССР – русские), он старался показать себя с наилучшей стороны. Ведь, как правило, на такие охоты выезжают по совету друзей, поэтому Грэг, не только как режиссер сафари, но и продюсер, был в нас кровно заинтересован.

В кэмпе жилось отлично – в бунгало под соломенной крышей со всеми удобствами. Сперва Лена боялась, думала, что Африка – это сплошные змеи и пауки. Но в кэмпе мы их вообще не видели, только пару раз в буше, и то издалека. Еще до поездки я слышал всевозможные ужастики про страшно ядовитую черную мамбу, но когда сообщил об этом Грэгу, он только посмеялся.

У нас был великолепный повар, который готовил любые блюда. Мы, конечно, пробовали практически все добытые трофеи. Как ни странно, больше всего понравилась зебра – из нее получились отменные стейки.

Последние четыре дня своего первого африканского сафари мы провели в великолепном отеле в Виктория-Фолс. К нам приехали друзья, и мы вчетвером отлично отметили день рождения моей супруги.

Несмотря на неудачу с леопардом, я считаю, что поездка удалась. Охота была великолепная, и я получил море удовольствия. От планов по «большой пятерке» отступать не собираюсь, только в следующий раз основными трофеями выберу, скорее всего, леопарда и буффало. И для разнообразия поехал бы в другую страну. Мне Грэг много рассказывал о Замбии, в которой только недавно открылась охота. Говорил, что там масса животных, даже больше, чем в Зимбабве. И трофеи особо крупные...